Yodda - новости регионов России

Мы не извозчики, а медицинский спецназ!

3.02.2017, 7:16
Ливенского врача скорой помощи взял в заложники наркоман. Сразу четыре фракции депутатов Госдумы рассуждают о необходимости принять закон, который защищал бы работников скорой помощи от агрессивных пациентов и автохамов.

Нападение на скорую. Фото сайта vm.ru

Предложения сыплются самые разные. И большие сроки таким агрессорам давать, и просто приравнять работников скорой к работникам правоохранительных органов, которых закон защищает так строго, что даже за грубую брань в их адрес граждане рискуют получить срок. В ливенской скорой помощи прислушиваются к этим предложениям с надеждой и тревогой. — Было бы великолепно, если бы такой закон появился, — говорит зав. отделения ливенской скорой Александр Сергеевич Гончаров. – Он очень бы нам помог. Но я, простите, не верю, что наши парламентарии на такое пойдут. Александр Сергеевич за тринадцать лет работы в скорой чего только не навидался. Самый, пожалуй, тяжёлый случай —это нападение на врача наркомана с ножом. «Пациент», вызвавший скорую, запер врача в квартире, приставил к его горлу нож и потребовал, чтобы врач отдал ему наркотики. Доктор успел сообщить о нападении и стал ждать полицейских. А тем временем уговаривал наркомана отпустить его, уверял, что в его медицинской «укладке» нужных наркоману препаратов нет. Сам врач не любит вспоминать эту историю, отказался поделиться с корреспондентом подробностями. Другой серьезный случай, нападение на водителя и фельдшера, кончившееся травмой. Бригада скорой была вызвана в квартиру, в которой жили граждане с «пониженной социальной ответственностью». Они были недовольны той помощью, которую оказал больному фельдшер и стали скандалить. Шофер попробовал вступиться за женщину. Итог: драка и сломанный нос водителя. — Месяц тянулось следствие и почти полгода суд, — рассказывает А.С. Гончаров. — Обвиняемый несколько раз не являлся на заседания. В конце концов, его все-таки осудили… на какой-то смехотворной величины штраф. С тех пор сотрудники скорой не обращаются к правоохранителям за помощью. Своих подчиненных А. С. Гончаров ориентирует на психологические приемы устранения конфликтов. Советует действовать уговорами, быть как можно деликатнее. Тем не менее, он честно признается, что деликатные разговоры мало помогают, когда разгоряченный автовладелец не уступает скорой дорогу или обиженный родственник скандалит по поводу «неправильно оказанной» помощи. На переднем крае Ливенская скорая теперь не жалуется ни на кого. А вот на неё жалуются, и порой очень энергично. Прошло уже несколько судебных разбирательств, в которых работники этой службы были ответчиками. Жаловались, в основном, родственники пациентов. — Был у нас больной, к которому скорую вызывали довольно часто, — вспоминает Александр Сергеевич. – Это был пожилой, парализованный и полузаброшенный человек. Ухаживал за ним социальный работник, он же и вызывал нас. Родственники в квартире не появлялись, по крайней мере, мои фельдшеры их не видели. И наступил печальный день, когда мужчина скончался. Случилось это в присутствии работников скорой. А вскоре его родственники обратились к правоохранителям с заявлением, в котором писали, что нерадивые работники скорой медицинской службы могли спасти, но не спасли их любимого больного. Проверка, разбирательство… Скорая свою правоту доказала, но осадок, наверное, остался. – Я их понимаю. — утверждает А.С. Гончаров. — Глядя на умершего, они, видимо, ощутили свою вину в том, что мало внимания ему уделяли. Но чувство вины тягостно для человека. И они постарались уйти от него, переложить свою вину на медиков. Жалуются родственники погибших в ДТП. Иногда причины жалобы нелепы для специалиста. Например, были недовольны тем, что находясь на месте аварии, врач не использовал дефибриллятор. Все же видели в кино, как эффектно прикладывает доктор электроды к груди больного и командует: «Разряд!». И сердце умирающего вновь «заводится». И невдомек жалобщикам, что этот прием показан в одних строго ограниченных случаях. А в других дефибриллятор не поможет. Более того, может больного убить. И врач скорой очень быстро, буквально в течение нескольких минут должен принять решение, использовать его или нет. В больнице есть рентген и УЗИ, там можно взять анализы, там всегда поддержат и помогут более опытные коллеги. На дороге, рядом с жертвами ДТП не поможет никто. Только небольшая группа любопытных зевак наблюдает за медицинскими манипуляциями и мешает работать. По словам А.С. Гончарова, у врача скорой на месте есть только два решения: начинать реанимационные мероприятия сразу же, на месте или, поддерживая в больном искорку жизни, срочно доставить его в больницу, где возможностей сохранить жизнь больше. Часто обыватель считает, что последнее – самая главная задача скорой. Но это не так. — Мы не извозчики, мы медицинский спецназ, — говорит А.С. Гончаров. — Работаем на самом переднем крае беды. Может быть, поэтому и требуют со скорой больше, чем с других, ведь перепуганные люди желают, чтобы беда была устранена быстро, в одну минуту. Чем сердце успокоится? Ясно, что скорая в Ливнах ушла в глухую оборону. А новый закон позволил бы ей наступать. Впрочем, никаких боевых настроений в этом спецназе нет. Не били бы, не бранились отвратительными словами, пропускали на дороге и достаточно. К сожалению, таких случаев нападений хватает. Выезжая на вызов, медики постоянно рискуют столкнуться с агрессией. Особенно если вызывают к пьяному пациенту. А такие вызовы не редкость. После того, как закрыли вытрезвитель и перевели заботу о пьяницах в ведомство Минздрава, скорая обязана доставлять пьяных в приемный покой, откуда их по идее направят в наркологическое отделение. Все знают об этом, вот уставшие от алкогольного скандала семьи и звонят в скорую. Приезжает девушка — фельдшер. По закону она должна невменяемого, сквернословящего мужика усадить в машину и доставить куда положено. Угадайте, как она с этим справится? Помогают, конечно, и родные, и водитель. А если у пьяницы родни нет, только соседи? — И главное, никогда они не извиняются перед нами, — говорит фельдшер скорой, не назвавший свое имя. – Если обратимся в полицию, у них ответ: пьян был, ничего не помню. Оказание помощи психически больным ливенцам – отдельная «песня». Об этом врачи рассказывать не хотят, сразу замыкаются. Но ясно, что им очень тяжело. — Приходится многое прощать, все-таки больные люди, — неохотно замечает доктор. Ливенская скорая выезжает со своей станции без сирены. Сирена тревожит покой обитателей многоквартирного дома. Дорожные знаки на отрезке дороги, ведущей к этому отделению, никак не могут поставить, сколько А.С. Гончаров ни просил. А какая радость была, когда в девятиэтажках лифт стал работать по ночам. А то в одиннадцать его отключали, и ночью фельдшеры из скорой со своими тяжелыми чемоданами пешком топали на девятый этаж. Настоящее мучение — загороженные выезды из дворов. Оставят жители только один въезд да еще двор своими машинами заставят, а водитель скорой нарезает круги вокруг дома, не зная, как попасть во двор, а больной ждет… В общем, проблем у скорой не меньше, чем у её пациентов. Но, пожалуй, самая важная из них сейчас: защитить работников этой службы от неоправданной агрессии. Когда верстался номер: 29 января в Интернете появилось сообщение, что Госдума отклонила проекты об ужесточении ответственности за насилие в отношении медработников. Против них выступилиКомитет Госдумы по охране здоровья и Комитет по гражданскому, уголовному и арбитражному законодательству. Они считают, что если усилить ответственность за нападения на медработников, то появятся инициативы о повышенной ответственности в отношении работников жилконтор и газовых служб.

Источник: www.uezdnygorod.ru
© "Yodda" Новости регионов России, 2015. | e-mail: site@newsbomb.ru

Мнение редакции интернет сайта newsbomb.ru никогда не совпадает с мнением, высказаным в новостях. Пользовательское соглашение
Яндекс цитирования